“Сүйүнчү”: Зере о новом клипе и творчестве

“Сүйүнчү”: Зере о новом клипе и творчестве

Кыргызская певица Зере Асылбек вернулась с новой песней “Сүйүнчү” и новым призывом спустя ровно год со дня публикации дебютного видео на песню “Кыз”. В клипе к песне фигурируют сразу несколько персонажей: токсичный патриот, девушка-трансгендер, президент, молдо, судья-ребенок, журналист. По словам певицы, в видео очень много символизма и отсылок к настоящему, о чем и не только она рассказала в интервью Азату Тороеву для OKNO.

Расскажи о новой работе.

После моих первых работ я начала задумываться. Меня уже воспринимают через определенную призму, призму феминизма. На самом деле есть куча всего другого, что меня волнует, но идеи для новой музыки не приходили. Два-три месяца я не могла ничего придумать, почти сдалась, думая “я ничего лучше больше не придумаю”. В какой-то момент я принимала душ, как за три секунды перед глазами просто пронесся сценарий. Честное слово! Я никогда не думала, что такое возможно.

Я вышла в лихорадке из душа, записала все на диктофон, чтобы не забыть. Далее дописала сценарий и в первую очередь рассказала папе. Мы ехали в машине, я ему объясняла детали, как вдруг он резко остановил машину и говорит: “Доча, делай. Срочно делай.” Итак, я сначала написала сценарий клипа, а песню уже под него.

Чем ты вдохновлялась?

С самого начала я решила затронуть коррупцию. Я начала копаться в ней, ходить на различные тренинги, читать книги, чтобы найти источники и как от них избавиться. И я поняла, что нет одного решения этой проблемы. В процессе также начали появляться другие проблемы, среди которых токсичный патриотизм, изменение климата и дискриминация сексуальных меньшинств. Это все в одном клипе.

Все в одном клипе?

Да, он довольно-таки длинный (смеется). Сюжет разворачивается в 2025 году, в Кыргызстане. Это тот год, на который эксперты прогнозируют кризис в развивающихся странах. Технологии развиваются, а люди нет, рабочих мест все меньше. Но это не основная причина, почему я выбрала именно этот год в качестве экспозиции.

Среди персонажей есть молдо, девушка-трансгендер, журналист, президент, токсичные патриоты. Вокруг них разворачивается весь сюжет. Этим мы хотим показать, что существуют категории людей, которые борются друг с другом. Например, токсичные патриоты могут со словами “Я кыргыз, а кыргызу такое не подобает” совершить рейд. Еще, например, есть президент, который борется с оппонентами. То есть все мы боремся против чего-то и против кого-то. Смысл клипа в том, чтобы борьба началась во имя чего-то. И я думаю, что будет очень много недовольств после выпуска клипа.

Как ты собираешься справляться с этой критикой?

На этот раз мне нестрашно за себя. Мне страшно за людей, которые участвуют во всем этом: актеры, съемочная группа. Это люди, которые совершенно безвозмездно согласились работать над проектом. Я очень сильно благодарна им, но в то же время так же сильно переживаю. Я наверное проведу с ними некую консультацию о мерах личной безопасности.

Есть ли отсылки к чему-то большему в клипе?

Я огромный фанат символизма. Очень нравятся пасхалки, как у Тейлор Свифт. Когда я рассказала идею режиссеру, (Сайкал Жумалиева – прим. ред.) ей очень понравилось. Мы решили, что в клипе должно быть много потайных деталей, чтобы при пересмотрах можно было найти что-то новое. Например, символично то, что он выходит спустя ровно год с момента выпуска первого клипа. Также в видео фигурирует пиджак из того же клипа. Еще, чтобы показать президента и зритель смог понять, что это президент, мы решили надеть на него инагурационное ожерелье.

Есть еще одна отсылка, которая имеет огромное значение для меня. Это сцена с токсичным патриотом и трансдевушкой. В конце клипа с головы патриота падает калпак и, чтобы он не упал на землю, девушка его ловит. Ради интереса я спросила своих родственников и друзей: “Что лучше: чтобы калпак упал на землю или его словила трансженщина?” И, к сожалению, 90% предпочли, чтобы калпак упал на землю. Это говорит о том, что люди ценят традиции больше, чем людей.

Ровно год назад вышел клип на песню “Кыз” и… ВЗРЫВ! Было очень много позитивных и негативных отзывов. Какие уроки из всего этого ты вынесла?

Тогда я была совсем другим человеком, немного наивной. Ну, вот будет негатив и что? А возможно не будет. Иногда даже думала о вероятности столкнуться с ножом где-нибудь на улице. Я воспринимала все легкомысленно.

Может это помогло?

Возможно это и помогло. Была даже какая-то храбрость. А сейчас это огромный проект, в котором участвовали 60-70 человек, 99 процентов из которых делали это на безвозмездной основе. Я понимаю, что люди не до конца осознают, что может произойти. Вспоминая, что было год назад, пытаюсь поставить этих людей на свое место. Будет сложно, поэтому я консультируюсь с юристами.

Надеюсь, что не будет повода переживать за кого-то.

Тоже надеюсь.

Песня называется “Сүйүнчү” и она на кыргызском. Как ты её создавала?

У людей со словом “сүйүнчү” есть ассоциации с хорошими новостями. Очень часто это рождение ребенка. И когда я писала эту песню, я представляла ночь, такую обычную городскую квартиру, на кухне сидят двое-трое взрослых людей и они разговаривают о своем. В соседней комнате с открытой дверью спит маленький ребенок. Взрослые говорят о простом, житейском, может даже и о социальных проблемах. Фразы из песни будто бы взяты из вот таких разговоров.

После того, как я определилась с концепцией, я зашла на сайт [с музыкой] и начала искать подходящие треки. Искала в разделе “Поп”, но там не было чего-то, о чем я думала. Наконец-то я нашла подходящий бит в разделе “Рок”. И уже после этого начала импровизировать. Есть такой термин “йогуртовый язык” – ты просто слушаешь музыку и пытаешься выстроить мелодию. Все заканчивается написанием текста и работой в студии.

Кстати, о жанре. Мы живем в постжанровом мире, где слово “жанр” уже просто слово. И когда ты сказала “рок”, я сразу подумал о Лиззо, которая сильно не заботится о звучании.

Вот-вот! Я иногда слушаю свою песню и думаю: “Что это вообще такое? Ни на что не похоже, непонятное.” Там есть и поп-схема, и длина рока. Даже не знаю, что получилось.

Если сравнить “Сүйүнчү” с “Кыз” или другими твоими песнями, впишется ли она в этот микс?

Мне хочется верить, что я выросла в плане вокала, написании музыки. Нечто такое я еще не писала, да и звучание очень незнакомо мне.

Пишешь песни сама или заручаешься помощью соавторов?

Пишу сама. Очень часто папа предлагает найти акынов, но я отказываюсь. Во-первых, это будет неискренне. Хочу чувствовать, что я написала что-то свое. Пока что это то, на что я способна. Не хочу претендовать на что-то большее.

Кстати, о призме. Помнишь, как на Тейлор Свифт накинулись после выпуска сингла “You Need To Calm Down” за политические и социальные призывы? Мол, куда ты лезешь, пой о любви. Но ты, как я понимаю, не уходишь далеко от активизма.

Я не думаю, что скоро уйду от активизма. Это то, о чем я хочу говорить.

Никогда не хотелось повернуть в другую сторону ненадолго? Сделать что-нибудь неожиданное? Часто исполнители не могут позволить себе спеть о чем-то другом. В большинстве случаев они боятся реакции слушателей. Были ли такие страхи?

Я начала за собой замечать “синдром самозванки”. Мне кажется, что я не достойна всего того, что происходит, я не та, за кого себя выдаю. И вот это чувство меня так сильно изнутри сжирает, что я всячески пытаюсь заверить себя в том, что это не так. И тот факт, что я не занимаюсь коммерцией, не хочу брать деньги за музыку, говорит о том, что я не чувствую уверенности в том, что я могу сделать. Поэтому даже если иногда появляется желание написать песню о любви и сделать это коммерчески, я отхожу от этого. Во-первых, мне самой это не нравится. Во-вторых, это может даже равносильно предательству. Самой себя, конечно.

Я люблю коммерческие проекты, я слушаю такую музыку, но я когда-то дала себе обещание создавать что-то, что будет приносить хоть какую-то пользу. И даже если это будет со стороны выглядеть как коммерция, но изначально будет задумываться как социальный активизм.

Что ждет Зере дальше?

Я буду ездить по регионам в рамках одного проекта. А через несколько недель улетаю учиться в Рим на три года. Буду учиться на программе исполнительских искусств, то есть театр, вокал, танцы. Я жутко рада и очень этого жду.

Интервью было сжато и отредактировано для ясности.

Добавить комментарий

Закрыть меню