Виртуальные гастарбайтеры: как зарабатывает молодежь

Виртуальные гастарбайтеры: как зарабатывает молодежь

С широким доступом в Интернет центральноазиатская молодежь стала рассматривать незнакомые их советским родителям способы заработать деньги. Таинственный блогинг и фрилансинг вводит в замешательство старшее поколение, которое не успевает держать руку на пульсе всего самого последнего, громкого и, конечно, хайпового. (Если честно, то и сама молодежь частенько путается в этих самых новшествах.)

Новые каналы доходов стали общедоступными. Самые шустрые и умелые пользователи хватаются за эти виртуальные возможности, которые приносят им самые настоящие деньги. Мекка онлайн-нетворкинга Facebook (нет, не LinkedIn) создала новый вид рабочих мигрантов — виртуальных гастарбайтеров. Несмотря на негативные ассоциации с этим словом, современная профессиональная молодежь смогла переосмыслить значение термина и вдохнуть в нее новую жизнь.

Сегодня гастарбайтеры строят мосты между странами, компаниями, поколениями и культурами. Обычный парень из Бишкека может работать с авторитетной компанией в Москве. И всё это не требует личной встречи и стажировки в офисе. Для знакомства и начала сотрудничества чаще всего пригождается письмо, Skype-интервью и тестовое задание, а сам процесс работы уже зеркалит отбор. Примерно то же случилось и со мной. Благодаря странному алгоритму Facebook, я увидел объявление о найме международных сотрудников в одном очень большом издательском доме в России, который публикует российские издания журналов Vogue, GQ и Glamour. Распознав в этом большую возможность, я все же заполнил заявку и был принят.

До публикации данной статьи я еще ни разу не встречался со своими работадателями и клиентами. Редкие разговоры по Skype чаще всего отменялись из-за проблем с логистикой, поэтому звонки по WhatsApp все еще являются главным способом коммуникации. Бесконечные электронные письма уже стали отдельной секцией в Gmail. Как же так возможно работать на расстоянии? Возможно ли посвятить этому всю свою карьеру или же рано или поздно придется столкнуться с клиентом и работать оффлайн? 

Перед тем, как рассматривать какие-либо конкретные примеры, стоит упомянуть средние заработки наших виртуальных гастарбайтеров. Обычно на дистанционное дело выходят или люди с уникальными навыками, или опытные профессионалы. Гонорары всегда зависят от заказа и вида работы, но большинство из них в месяц получают как минимум 300 долларов. Возможны и доходы ниже, но все зависит от самостоятельной оценки труда, срочности заказа и потраченного времени.

Мой опыт дистанционного заработка ограничивается лишь гонорарными условиями. Вместо стандартной ежемесячной зарплаты оплата совершается после выполнения заказа. Стоимость одной единицы текста зависит от страны заказчика и объема работы. В России маленький абзац может стоить 5 долларов, а большой текст оцениваться в 300. Мне удавалось получать высокие гонорары, но, к сожалению, таких денег мне не видать в родной стране еще очень долгое время. Эту диллему понимают множество фрилансеров, которые попросту не могут надеяться ни на местный рынок, ни на заказчиков.

Несмотря на романтический характер фрилансинга, получить международный заказ еще сложнее, чем местный. Хороший проект попадает лишь единицам, чей опыт или навык позволяет пробиться на другие рынки. Чаще всего такое случается на специальных сайтах для фрилансеров или по рекомендациям довольных клиентов. Могу признаться, что за последние полгода из 28 потенциальных клиентов я начал работать только с двумя. Оба клиента решили продолжить наше сотрудничество (только потому что им понравилось работать со мной), но один лишь процесс утверждения моей роли в проекте уже требовал особых усилий.  

Кыргызстанский продюсер и диджей Teddme является одним из самых успешных музыкантов страны. На его музыку ложатся голоса Кайрата Нуртаса, Мирбека Атабекова и других. Его личные биты оказываются в плейлистах таких диджеев, как Дэвид Гетта. Такой успех уже определяет траекторию дальнейших достижений. Тедд не привязан к какому-либо лейблу за рубежом, а надееться на поддержку местных лейблов не стоит: в стране нет рекорд-компаний с необходимой инфраструктурой. Это оставляет ему лишь одно: фрилансинг. 

Фрилансер из Тедда получился довольно-таки замечательный. Помимо создания и записи мелодии различным исполнителям, он также применяет свои навыки написания стихов. Работу он предпочитает делать в одиночестве, что значительно облегчает процесс работы. «Мне нравится работать одному, размышлять, писать. Так я чувствую себя очень комфортно и в этом вся прелесть,» признается Тедд.

Музыкант старается смотреть на свои возможности широко. «Мир большой, а мы всего лишь внутри маленькой страны. Я бы хотел прожить пару лет в Стокгольме и начать записывать свои накоившиеся песни. Пожалуй начну со второго.» 

Как журналисту и копирайтеру мои возможности на рынке дистанционного труда в принципе ясны. Таким же образом могут зарабатывать коллеги из соседних креативных индустрий: дизайнеры, музыканты, программисты и даже видеографы. Здесь все очевидно, но как на аутсорс выходят другие профессионалы? Чтобы разобраться в новом виртуальном мире, я решил найти подобных мне и распросить их об опыте дистанционного заработка. 

На мой клич откликнулась Ёсуман, моя давняя знакомая из Таджикистана, с которой мы встретились еще будучи подростками в 2014 году. Даже тогда пиком успешной карьеры можно было считать большой крайний офис в стальном небоскребе с видом на «авеню мечты». С ростом социальных сетей и новых предпринимателей, чьи идеи могли найти уже глобальную аудиторию, на горизонте стали формироваться уже новые методы управления компанией. Это же коснулось и личного бизнеса.

Сегодня Ёсуман студентка в латвийской Риге, но из-за страсти к путешествиям ей пришлось искать дополнительный доход. Проблема заключалась лишь в одном: загруженный занятиями график. Поэтому она вынужденно обошла стороной офисную подработку, что в итоге привело ее к американскому блогеру. Ввиду условий конфиденциальности, Ёсуман не может раскрыть его личность, но все же сумела поделиться кое-какими деталями.

Ёсуман исполняет обязанности виртуального ассистента, который помогает тому самому блогеру с настройкой SEO, анализирует аккаунты в социальных сетях, а также обрабатывает и оформляет необходимые финансовые документы. Таким образом клиент не переживает по поводу технических и административных нужд, что позволяет ему сконцентрироваться на создании контента для своего бизнеса.  

В таких условиях Ёсуман достаточно комфортно, признается она. С редкими коммуникациями с клиентом (один или два раза в неделю) и свободным графиком ей удается распоряжаться своим временем, объемом и местом работы. Тем не менее есть и свои сложности: из-за семичасовой разницы во времени, график Ёсуман постоянно меняется, что становится отдельной задачей в учебные дни. 

Довольна ли она доходом? «Пока не жалуюсь. Я только познаю всю суть дистанционной профессии. Пока не требую слишком много за проделанную работу, но думаю с опытом и со временем буду поднимать часовую ставку.»

Дистанционной работой занимаются не только отдельные профессионалы, но и частные предприятия. В Бишкеке с легкостью найдутся хотя бы несколько логистических компаний, которые организовывают работу дальнобойщиков в США или осуществляют продажу машин где-нибудь в Европе. Такой вид удаленной работы выгоден владельцам бизнесов чаще всего по одной простой причине: меньше расходов. Покрытие зарплаты сотрудников и административных вопросов в развивающихся странах обходится гораздо дешевле, чем скажем в той же Атланте. Но как же работается без прямого контакта с клиентом? Моя знакомая из местного филиала аудиторской компании рассказала о работе с международными клиентами.

В обязанности ее команды входит ведение бухгалтерии филиалов и представительств различных европейских компаний в Москве. Среди их постоянных клиентов находятся такие крупные компании, как Accor Group, Booking.com и Discovery. Несмотря на дистанционную работу, сотрудники обязаны выполнять задачи в офисе на протяжении 8-часового дня. Когда я задал вопрос о ее зарплате, то в ответ получил очень короткое «первый год все нравилось, а сейчас нет».

Работа в подобных компаниях зависит от разницы во времени, так как приходится находится в постоянной комуникации с головными офисам клиентских компаний, которые в большинстве случаев находятся в другом часовом поясе. Многие открывают свои двери только вечером, чтобы обслужить иностранных клиентов.

Даже при всех плюсах фрилансинга, клиентов, готовых отдать какую-либо задачу на аутсорс, не так много. Соответственно менее удачливым приходится полагаться на привычные системы, но все же находятся компании, чьи рабочие модели совмещают стандартный офисный режим и фрилансинг. Михаил Титов, разработчик серверной и клиентской части  IT-компании «Actsoft Inc», отмечает новый для местного рынка подход.

Чаще всего разработчик не общается с клиентом. Это всегда выполняется руководителем проекта. Вся инфрастуктура компании находится в облаке, чатах и имейлах. К тому же у нее нет офиса, поэтому личные встречи с начальником и коллегами чаще всего происходят в кофейнях. Такие условия подразумевают свободный график, что определенно учит самодисциплине. Сотрудник самостоятельно распределяет объем работы на весь день, при этом уделяя внимание каким-то хозяйственным или другим нерабочим делам. 

Без минусов также не обходится. Михаил отмечает, что живое общение с коллегами и совместный поиск решений проблем значительно ускорили бы завершение проектов. Разработчик предпочел бы «объединиться с коллегами в одном офисе», но с гибким графиком. 

На данный момент Титов, совместно с большой командой, работает над созданием информационной системы, в которой видет большой потенциал. Программист не собирается менять ни вид деятельности, ни место. По его словам он попал в формат дистанционной работы совершенно случайно, но  тут же оценил все преимущества. Отношение Михаила к его работе указывает на общие черты программистов. Почти маниакальное увлечение своим делом позволяет им сосредоточиться на любых задачах, не зависящее от их местонахождения.

Коснувшись денежного вопроса, Михаил признается, что размер гонораров его устраивает, но тут же вспомнил песню Тимура Темирова: «Друзей и денег много не бывает.»  Разработчики являются одними из самых высокооплачиваемых профессионалов, когда дело касается креативных индустрий. Доход профессионала в России может достичь 2 тысяч долларов в месяц, а в США 10 тысяч. 

Рассматриваю ли я или кто-либо из моих респондентов такую дистанционную карьеру как будущий главный источник дохода? Так как каждый из нас находится на разных стадиях карьеры, то и наши ответы отличались. Ёсуман привлекает свободный график, но говорит, что будущее ее карьеры будет зависеть от успеха работы с клиентами и ее личного роста. Бухгалтер, напротив, уже не не рассматривает этот вариант и каждый день продумывает свои дальнейшие профессиональные шаги. 

А что же насчет меня? Мне однозначно нравится возможность работать с различными компаниями, иметь свободный график и держать за собой финальное слово в принятии заказов. Ни в какой корпоративной среде мне не удалось бы писать статьи для модных журналов, а после чего строчить описание трусов для Calvin Klein. Такое редко встречается и это стоит ценить. Эта «карьера» наверняка скоро выльется в какую-то форму предпринимательства, но даже в этом я не уверен. Возможно моя будущая профессия еще не существует, но одно уже точно: мир движется очень быстро и наше поколение умеет адаптироваться.

В опросе респондентов помогали Анастасия Федотова и Мээрим Осмонова.

Добавить комментарий

Закрыть меню